Земляки

«Педпрактика» в редакции

По рекомендации директора Вятчанской восьмилетней школы К. Черткова, после демобилизации из армии поступаю в Пермское художественно-графическое педагогическое училище №4 по специальности «учитель рисования и черчения».

Летом, после второго курса, в 1971 году я работал в пионерлагере «Огонёк» в качестве инструктора по плаванию (тогда в Мерзлянах открыли пруд). Лагерь «Огонёк» был на балансе леспромхоза, который комплектовал кадры. По завершении смены в районке была опубликована небольшая статья «Взвейтесь кострами, синие ночи» о работе лагеря.
А вот после третьего курса, в 1972-ом, как теперь часто говорят, «что-то пошло не так». В отделе кадров Сивинского ЛПХ мне было отказано в трудоустройстве, т. к. уже был набран полный штат сотрудников.
По дороге от конторы ЛПХ до центра я встретил П. Юдина – зам. редактора районной газеты, и в ответ на его заинтересованность моими делами пояснил сложившуюся ситуацию. Он пригласил меня в свой кабинет уже нового здания редакции. Куда-то позвонил… Положив трубку, огорошил меня сообщением: «Володя, ты с завтрашнего дня в штате редакции, будешь литературным сотрудником».
Редактор А. Кокшаров, да и весь дружный редакционный коллектив, встретили меня очень тепло, даже как-то по-домашнему. Ненавязчиво пояснили и показали на практике круг моих обязанностей, тут же добавив, что этот круг по необходимости может расширяться: лето – пора отпусков сотрудников, а газета тогда выходила три раза в неделю.
Так я начал постепенно погружаться в мир создания районной газеты от крохотной заметки, лежащей на письменном столе, до появления ее на газетной полосе. Общаясь ежедневно с сотрудниками редакции З. Кокшаровой и А. Гавриловой (впоследствии Сунцевой), я узнал об основных газетных жанрах, о том, что при подготовке материала есть правка-обработка, правка-переделка, правка-вычитка, правка-сокращение. Необходимо бережно сохранять мысли и стилистические особенности автора. Также недопустимы произвол и вкусовшина в правке, и обязательна требовательность к языку. Простота, популярность изложения, живость, действенность – основные требования к языку и стилю.
Выполняя задания редакции, узнаю, что газетные штампы, бюрократические, канцелярские обороты речи – наиболее распространенные недостатки языка. Не приветствуется в газете многословие, малопонятные слова и термины, трафаретные фразы. Но этим чаще всего страдали чиновники разного уровня. Крестьяне и рабочие писали проще, приземленнее, зачастую простым карандашом на школьном, неаккуратно выдранном из школьной тетради листе.
Обработанные письма принимала редакционная машинистка Г. Червонных. Авторы писем не слыхали о культуре рукописи и не могли знать, что по правилам охраны труда машинистка имеет право отказываться от перепечатки неразборчивого текста, к тому же написанного карандашом. Но не из тех была секретарь-машинистка Г. Червонных!
Часто прислушиваясь к разговорам журналистов и типографских работников, я недоумевал по поводу неизвестной мне терминологии: «Шапка мала, что делать?», «Раздайте другим кеглем», «Куда исчез у вас акцент?», «Уберите усы», «Засылаю новый абзац. Дайте его курсивом, на три с половиной квадрата…».
Речь моих коллег изобиловала непонятными словами: «пагинация», «апрош», «вакат», «бриллиант». Судя по последнему слову, можно было подумать, что разговор ведут ювелиры. Но вот среди непонятных терминов послышались знакомые слова: «завод», «норма». Похоже на беседу заводских рабочих. Но откуда им тут взяться? Или собеседники вдруг стали употреблять такие слова, как «поле», «распашка», «прогон». Может это специалисты сельского хозяйства? Но их тут тоже нет.
Практической части (соблюдению требований к газетным жанрам) я учился у опытных газетчиков – И. Некрасова, Ю. Жужгова, Н. Каменских, В. Абрамова и других. В каморке фотокора Г. Пьянкова всегда творилось волшебство, увиденное глазами художника. В это же время стали появляться фотоматериалы В. Бикмаева, внештатного фоторепортера. За все типографское оборудование отвечал мастер-наладчик А. Вожаков. При мне устанавливался линотип – строкоотливная машина, работу на которой освоили Л. Маковских и В. Завьялова. Всю работу типографии планировала и контролировала М. Вычигина (Старкова). Шофер В. Ларьков на своем ГАЗ-69 проникал в самые труднодоступные места района, добывая вместе с журналистами свежую информацию для читателей.

Владимир Чебыкин,
селькор с 1966 г.,
с. Буб