Земляки

В боевой динамике

Выбрав службу в десантных войсках, Сергей Дьячков особенно четко видит ее инновационные тактические перспективы.

Первый раз Сергей поднялся в атаку в 14 мальчишеских лет. Этот бой был лишь военной игрой «Зарница», а свой «калаш» он вместе с одноклассниками мастерил из дерева – под руководством обожаемого военрука Владимира Александровича Горбунова.
Зато для командира школьного отряда из небольшого пермского села Малая Сива Серёжи Дьячкова «Зарница» стала прологом жизненного выбора и будущей профессии.
… Динамичная круговерть тактического учения в формате внезапной проверки с каждой секундой становилась всё напряжённее. На прокалённом южным солнцем горном полигоне довелось наблюдать прикладные навыки профессионализма заместителя командира отдельного разведбата майора Сергея Дьячкова. Ладно упакованный в боевой комплект «Ратник», он колдовал у своего командирского ноутбука, руководя отходом разведгруппы после выполнения задачи в тылу условного противника.
На его компактном гаджете, принимавшем обширную информацию от разведгруппы, приданных и поддерживающих подразделений, а также с командного пункта учения, складывалась весьма наглядная партитура учебного боя. Когда по нашей разведке стал работать чужой АГС, майор Дьячков попросил у КП учения противодействующего миномётного огня. После доклада расчёта БПЛА (беспилотный летательный аппарат – ред.), что супостат тоже намерен применить миномёты, по заявке разведчика началась контрбатарейная работа своих артиллеристов.
Не желая упускать группу с добытыми данными и захваченным пленным, условный противник бросил наперерез ей манёвренную бронегруппу. И тогда путь чужим боевым машинам преградили наши ПТУРы (противотанковая управляемая ракета – ред.), помогая разведчикам достойно выполнить задачу.
Предметно сработал тактический расчёт замкомбата Дьячкова по интегрированному применению всей боевой цифры. В едином боевом формате сплавлялись командирская мысль, опыт реальных боёв, эффективность войсковых технических и электронных инноваций и творческое, нешаблонное осмысление их возможностей.
Ещё в школе Сергей хотел стать спасателем. Но после медкомиссии военком убедил его всерьёз подумать о военном училище. Видимо, опытный офицер заметил военную жилку в парне, да и его школьные достижения были красноречивы – спортивные разряды по лёгкой атлетике, футболу, стрельбе, высокие оценки по профильным предметам.
Всё это проявилось на вступительных экзаменах в военный вуз. Так он и стал курсантом Новосибирского высшего общевойскового командного училища.
Училищный курс молодого бойца оказался крутым испытанием. В кино и книжках всё выглядело как-то легче и последовательнее.
Спустя три первых месяца учёбы строгий уклад жизни всё больше стал нравиться курсанту Дьячкову. Относиться к регламенту он стал не только с пониманием, но даже и с долей хорошего куража. Во многом благодаря чему уже на втором курсе стал командиром отделения. До самого выпуска приходилось учиться отвечать не только за себя, но и за того парня.
– Парадные мундиры, товарищи лейтенанты, хорошо у вас скроены, – заметил после доклада о прибытии офицерского пополнения командир полка, – но полевой камуфляж – у нас основная форма одежды. Принимать должность будете в горах на полевом выходе, который завтра и начинается.
Обстоятельно принять должность заместителя командира роты по работе с личным составом лейтенант Сергей Дьячков так и не успел: вместо полевого выхода для него, как и его сослуживцев, началась операция по принуждению Грузии к миру.
Их горный мотострелковый полк, дислоцированный в Чечне, двинулся в сторону границы…
Операция оказалась скоротечной. Зато потом были марш по размытым осенними дождями горным серпантинам, сторожевые заставы, разведка на незнакомой местности.
Так что прикладную сторону первой офицерской должности пришлось осваивать в боевой динамике. В роте контрактного набора ратное ремесло большинство бойцов знало основательно. К «замполиту» поначалу эти тёртые калачи относились снисходительно. Возрастом они были постарше, да и опытом – тоже. Через год динамичной службы в горах эти грани стёрлись сами собой. Но тогда уже пришлось быстро ориентироваться по новой вводной – после сокращения должности принимать дела командира взвода сопровождения грузов.
В новом для офицера деле очень помогли советы командира роты – старшего лейтенанта Гаджи Балаева, который не имел за плечами военного училища, но в службу врос основательно.
– Прислушиваться к солдату полезно, ведь к каждому здесь быстро опыт приходит, – по-доброму наставлял он своего взводного.
На колонны с грузами в Аргунском ущелье случались и нападения боевиков, были и подрывы. Доставалось всем – и людям, и технике. Но именно коллективный опыт помогал сводить потери к минимуму.
Уже через год Сергея Дьячкова назначили замкомбата по работе с личным составом. Но и эта должность, попав под сокращение, дала кадровым органам повод обратить внимание на спортивные достижения офицера. Ему предложили службу в части специального назначения.
Это был неожиданный, но очень интересный, значимый поворот судьбы. Служба в войсковой разведке сразу же увлекла молодого офицера. Его смекалку, аналитический склад ума быстро заметило командование, и уже через год он стал помощником начальника оперативного отдела части.
Но особым периодом своей службы Сергей Дьячков считает приобретение разностороннего опыта в должности офицера оперативного планирования штаба объединения. Пришлось помотаться по дальним и ближним полигонам округа, получить комплексные навыки в разработке документов боевого планирования и их реализации в войсках.
В подразделения активно стало поступать современное цифровое оборудование, и Дьячкову довелось близко и предметно сотрудничать с его разработчиками в ходе экспериментальной эксплуатации. Офицера особенно заинтересовали возможности интегрирования и совместимости различных образцов новой техники. Новые решения с его участием на практике прокручивались в подразделениях. Тепловизоры, приборы инструментальной разведки, комплекс разведки, управления и связи «Стрелец», БПЛА в комплексном применении давали возрастающий эффект.
На одном из учений капитан Дьячков предложил оснастить разведгруппы, действующие в тылу противника, малым экспериментальным БПЛА, интегрированным со «Стрельцом».
Решение превзошло все ожидания в плане ускорения отработки маршрута, эффективности ведения инструментальной и визуальной разведки, передачи данных. Поэтому назначение на должность заместителя командира отдельного разведывательного батальона десантно-штурмового соединения Сергей Дьячков воспринял как возможность применить своё пристрастие к цифровизации тактических действий в войсковой практике. Он с головой окунулся в это перспективное направление деятельности.
О чём мечтает в свои 34 года майор-десантник? Пожалуй, о том же, о чём и другие его сверстники: чтобы новорождённая дочка была здорова и жизнерадостна, чтобы жена рядом с ним чувствовала себя счастливой, чтобы девятилетний сын реализовал свою мечту об офицерском будущем.
А ещё он всерьёз задумывается об академическом образовании, чтобы глубже постигнуть передовую военную науку. Сейчас программа — минимум – чтобы разведчики батальона убедительно доказали профессионализм на учении, а все его наработки по оцифровке военного ремесла были полнее реализованы на практике. Может показаться, планы скромные, зато вполне конкретные.
В. Сосницкий,
«Красная звезда» от 3.08.2020