СИВИНСКИЙ ДЕТСКИЙ ДОМ: СТРАНИЦЫ ИСТОРИИ

Продолжение.

Узнав, что в р. Сиве начался сезон рыбной ловли, детдомовцы тут же собрались и пошли ее вылавливать. Подошли к одной большой яме, неподалеку от самой речки, загнули штанины выше колен и стали бродить по дну ямы, поднимая со дна ил и грязь. Рыба из-за нехватки кислорода стала всплывать на поверхность воды с открытыми ртами, а нам оставалось только брать ее голыми руками и выбрасывать на берег. В основном это были лещи, все они были разных размеров.
Наловив рыбы столько, сколько могли унести, мы пошли обратно в детдом. Когда проходили мимо рыбаков, которые сидели и стояли на берегу речки с удочками и рыбачили, удивлению их не было предела. При виде нашего улова у них вытягивались лица. Мы охотно поделились с ними тем, каким образом нам удалось поймать так много рыбы.
Когда пришли в детдом, то часть богатого улова отдали воспитателям, остальную рыбу отдали в столовую, где ее пожарили специально для нас.
Помнится, раньше при въезде в село стояла большая деревянная арка. Однажды на левую сторону этой арки кто-то из местных рыбаков повесил щуку, где-то с метр длиной. Со временем она вся высохла, остался висеть только один ее скелет, а потом и он рассыпался от времени и ветра.
ТУРИСТИЧЕСКИЕ ПОХОДЫ

Когда пионервожатым в детдоме был Александр Гаврилович Вожаков, то мы часто ходили с ним в туристические походы и на рыбалку с ночевкой. Один раз даже ходили на исток реки Камы.
Александр Гаврилович собрал команду желающих совершить туристический поход и мы, взяв в дорогу только продукты питания, с утра отправились в путь, который лежал в сторону поселка Северный Коммунар.
На нашем пути попадались небольшие деревни и вот, проходя по проселочной дороге, увидели брошенную деревню – Шестипёры. Дома стояли без окон и дверей, а вокруг домов стояла высокая трава.
Наконец, мы пришли в село Кулига Кезского района Удмуртии, где и находился исток реки Камы. Он был в небольшом парке на окраине деревни Карпушата, которая позже вошла в состав села Кулига.
Внутри сруба из нескольких бревен из-под земли бил маленький фонтанчик воды, дальше превращаясь в ручеек. Вода была холодная и вкусная. Мы с удовольствием утолили жажду и набрали воду в бутылки с собой.
С Александром Гавриловичем мы несколько раз ходили в походы с ночевкой. Брали с собой палатки, одеяла, продукты и рыболовные снасти. С утра выходили на рыбалку. Наловив рыбу, разводили костер и варили уху. В чай добавляли шиповник, который рос рядом с нашими палатками, напиток получался вкусный и душистый.
Однажды утром мы проснулись от того, что в палатке была вода, а мы в ней лежим. Одежда частично намокла и одеяла тоже. Было еще рано и хотелось спать, но ложиться в лужу желания не было и пришлось вставать. Вынесли промокшие одеяла на улицу, сняли с себя мокрую одежду и развешали на кусты для просушки.
Оказывается, ночью прошла гроза, а мы так крепко спали, что ее даже не слышали.
Когда Александр Гаврилович уволился из детдома, то с другими пионервожатыми мы уже не ходили ни на рыбалку, ни в туристические походы. Все мероприятия проходили в детдоме, а на рыбалку ходили на пруд. Об этом с ребятами часто говорили и жалели о его уходе…

ДЕТСКИЕ ИГРЫ

В детском доме, в младших классах мы играли в различные игры, но в основном в войну. Почти каждый мальчик в младших классах имел свое «оружие»: деревянные автоматы, пистолеты, сабли, кинжалы, щиты из фанеры и т.д. Изготавливали все это оружие в столярной мастерской.
У меня был лук со стрелами. Лук делали из веток вереска, а стрелы из тонких веток. Наконечники для стрел вырезали из жестяных банок. Из лука стреляли по мишеням или рисовали на заборе круги и соревновались, кто попадет в центр круга или у кого стрела улетит дальше и выше.
Военная тема была актуальна в детдоме и зимой. На футбольном поле рыли в снегу траншеи, окопы, под снегом делали ходы сообщения к окопам, возводили оборонительные сооружения и играли в снежки.
В вечернее время накидывали на себя сверху простыни, которые каждый из играющих брал со своей постели, на валенки натягивали штанины брюк, чтобы в них не попадал снег. Так и ползали по снегу в саду, между зданием и столовой, среди кустов, засыпанных снегом. Это придавало некоторую таинственность – темно, никого не видно, только смутные очертания ползущего человека в белом да шорох от веток и снега.
После игры приходили в спальню все в снегу, мокрые, но довольные. Громко обсуждали: кто кого «убил», кто где лежал, полз, прятался.
В младших классах многие ребята делали ходули и ходили на них по всему двору. Сразу ходить на них не получалось, приходилось спрыгивать, чтобы не упасть, но потом, приловчившись, уже можно было свободно разгуливать на них долгое время.
Некоторые детдомовские ребята сами делали самокаты. Доставали где-то роликовые подшипники, сколачивали из досок раму самоката, ставили подшипники и катались по двору.
У здания мастерских стояло большое овощехранилище, врытое в землю, а сверху закрыто крышей из досок. Сама крыша была почти прямая, с небольшим уклоном на одну сторону. На этой крыше и происходили все наши «военные баталии».
Мы делились на две команды, одна из команд защищала этот «бастион», а другая старалась взять его штурмом. Потом менялись ролями. Вооружение при этой «битве» было у всех одинаковое: копья, щиты, мечи или сабли. Бились целыми днями с короткими перерывами на обед и полдник.
Кроме этого, играли в городки, в прятки, в ножички, в испорченный телефон, в 12 палочек, в чехарду.

А. Макне
(Продолжение следует).