Память многое хранит

«Живой портрет» − это наш цифровой проект, суть которого − не просто рассказать о ветеранах, людях, переживших войну, но и показать их. Рассказы о тяжелом времени, пережитом этими людьми, мы размещаем на страницах газеты в видеоформате. Как это работает, смотрите в инструкции.

Героиня сегодняшнего выпуска «портрета» − Ирина Петровна Васильева, встретив нас приветливой улыбкой, чуток поворчала, мол, чего обо мне писать.
На пороге дома нас по-хозяйски оглядел здоровенный кот. Как булгаковский Бегемот. Только вместо разговоров издавал одно мурлыканье. Кот не отходил от нас ни на шаг, а когда мы начали записывать видео, прыгнул к хозяйке на колени.
− Это Фунтя у меня, − знакомя нас со своим питомцем, говорит Ирина Петровна. − Вчера приходили медаль вручать, так он к Нечаеву (глава Северокоммунарского сельского поселения – ред.) на руки прыгнул, так и сфотографировали. И теперь опять засветится.
Пушистая звезда, уютно устроившись в излюбленном месте, просидела там до конца нашего разговора.
Детство И. П. Васильевой пришлось на непростое время. В семье, где было пятеро детей, она была единственной девочкой. Сначала на войну взяли старшего брата, через год в ряды Красной Армии призвали и отца, а следом за ним и среднего брата.
− Нам досталось, конечно, − начинает свой рассказ Ирина Петровна. − В восемь лет мы уже телят пасли. Лапти надевашь, кроме них носить-то нечего было, и идешь выгáнивать телят на лужайку.
Помню, первый раз с подругой пошли пасти, а так спать хотелось. Прижались друг к другу и уснули. Сколько мы спали, не знаю. Проснулись, а телят нет. Я давай реветь: «Нас посадят!» А подруга говорит: «Мы еще маленькие, не посадят».
Стали телят искать – нашли в кустах. Они были рахитами, брюшко большое, ходить много не могли. А все почему? Как война началась, дома коров перестали держать. На ферме молоко телятам давали, а женщины его домой стали носить. После этого случая мы больше не спали на пастбище.
В тот раз мы телят привели раньше, чем нужно, часов-то не было. Управляющий нам сказал: «Вы вставайте на росстань и шагайте по тени, сколько шагов – столько часов». Позже он повесил лемех плуга и в семь часов по нему брякал, далеко было слышно. Мы услышим – и гоним телят на ферму.
Управляющий многому тогда научил детей, он был для них как родитель. Ведь отцы ушли на фронт, а матери почти круглые сутки трудились в колхозе.
Как и все, семья Ирины Петровны немалую часть съестных припасов должна была сдавать для нужд армии. В деревне хлеба не видели, отправляли на фронт и картофель. Дети его чистили, а очистки нарезали и сушили их на печи. Иногда удавалось утащить ломтик картошки, который казался слаще любого леденца, вкуснее всего.
Как только не изощрялись матери, чтобы прокормить детей. И хотя свое хозяйство было, но оставить что-то себе не удавалось, поскольку по дворам ходил уполномоченный и записывал, у кого какая скотина содержится на подворье. Если видел, что есть овца, то сдавай шерсть, есть корова, значит у нее родится теленок, за лето он вырастет, и его нужно будет сдать бесплатно.
Ирина Петровна рассказала нам много историй из своего детства. Послушать их можно, просканировав QR-код. Несмотря на тяжелую жизнь эта женщина не утеряла чувство юмора – ее память до сих пор хранит забавные истории из голодного военного детства.